Какие еще «гарантии» нужны Москве от Тбилиси?

Запрет на авиасообщение между РФ и Грузией по «соображениям безопасности» не похоронил туризм в Сакартвело, но он явно сократился и подешевел.


При этом общий объем турпотока в Грузию вырос — за счет гостей из других стран. © Фото ИА «Росбалт»

Расхожее мнение о том, что скандал с депутатом Госдумы Сергеем Гавриловым в Тбилиси, начавшиеся и быстро заглохнувшие антироссийские выступления радикальной оппозиции и приостановление вслед за этим Москвой прямого авиасообщения между Россией и Грузией разорят туристическую отрасль последней, не оправдалось. Поначалу россияне, которым «родная власть» настойчиво рекомендовала воздержаться от поездок в Сакартвело из соображений безопасности (а случилось это в июле, в самый разгар летнего сезона), действительно забеспокоились, и значительная их часть от намерения съездить к «русофобскому» соседу действительно отказалась.

Отельеры, рестораторы и прочие, имеющие прямую заинтересованность в доходах от туризма, были в шоке: ведь россияне занимали первое место по количеству визитеров в страну и платили щедро. На приморском курорте Кобулети в Аджарии владельцы гостевых домов даже периодически устраивали властям шумные «бенцы» из-за страха разориться — ведь вследствие наплыва туристов, львиная доля которых приходилась на россиян, многие взяли кредиты для строительства гостиниц и расширения уже имеющихся. Последняя такая «акция отчаяния» состоялась недавно.

Но, при ближайшем рассмотрении, картина вырисовывается такая: на пляжах Аджарии яблоку упасть негде — то ли от россиян, то ли от русскоязычных белорусов и украинцев — различить на слух не всегда удается. В Тбилиси, на горных курортах, вообще в туристических регионах тоже слышна русская речь «без акцента». Номерные знаки автомобилей и вовсе никого не обманут — российские не доминируют, но их много. Просто турист этим летом, после грузино-российского раздрая, повлекшего за собой закрытие прямого авиасообщения, «пошел другой». То есть с меньшими деньгами, не летающий в Грузию через транзитную страну (это гораздо дороже прямых полетов), а прикативший на собственном автомобиле и поселившийся не в «звездном» отеле, а просто снявший квартиру — это в Тбилиси. В других местах, включая побережье, селятся в частных домах, приспособивших свои условия под непритязательные маленькие гостиницы.

В общем, нынче в Грузию едет, в основном, турист «эконом-класса». Это подтверждают и гиды, к которым за услугами россияне стали обращаться все реже, и владельцы дорогих гостиниц, и хозяева сувенирных магазинов. Последние сетуют на то, что до злосчастного 8 июля российские туристы в изобилии покупали дорогой товар, а сейчас — что подешевле, просто на память о пребывании в Грузии. Полегче ситуация в кафе и ресторанах — неважно, в средних или очень «крутых» не только своей кухней, но и фольклорной программой, которой они завлекают посетителей. Винные магазины тоже не прогорают: только теперь спрос на продукцию подешевле, а раньше очень хорошо шла дорогая.

В общем, 8 июля не похоронило туризм в Грузии вообще, а российский — в частности. Время для него наступило не изобильное, никакие позитивные рекорды в этом сезоне в туристической сфере не зафиксированы. Тем не менее, отрасль выживает, хоть и с определенными издержками.

В частности, международное агентство Fitch Ratings снизило прогнозный показатель роста экономики Грузии в этом году с 4,7% до 4,3%, основываясь на предполагаемом снижении доходов от туризма, а также замедлении темпов роста кредитования в стране. Эксперты агентства подтверждают, что рост количества туристов в июле сократился до 4,3%, но он есть. Агентство полагает, что для приспособления к новым туристическим реалиям Международный валютный фонд скорректирует осуществляемые в стране программы.

Между тем, по информации министра экономики и устойчивого развития Грузии Натии Турнава, Fitch не изменило суверенный рейтинг Грузии — в начале года он повысился с ВВ- до ВВ и остался неизменным, и перспектива оценена как «стабильная». По мнению министра, улучшенный кредитный рейтинг остался в силе из-за привлекательной инвестиционной среды в Грузии. Положительное влияние на него оказали также макроэкономическая ситуация и резкое улучшение платежного баланса.

Надо отдать должное властям Грузии: они не становятся в позу и не скрывают, что из-за «российского фактора» туристическая сфера терпит убытки. По свидетельству премьер-министра Мамуки Бахтадзе, в июле ущерб, нанесенный туристическому сектору, составил 60 миллионов долларов. Это при том, что только в Аджарии в июне доходы от туризма возросли на 40% по сравнению с прошлым годом. Добавим, что первый месяц лета традиционно не самый «урожайный» для Черноморского побережья Грузии. Его пик приходится на июль—август.

По словам премьера, в июле количество визитеров из России снизилось на 6,4%, хотя в целом иностранный туризм возрос в середине лета на 5,8%. Данных за август пока нет. Премьер, однако, прогнозирует, что в этом году роста в туристической сфере не будет, и она останется на уровне прошлого. А ожидания у бизнеса были совсем другими. «У нас не то что нет 40% роста, но, к сожалению, туристов будет столько же, сколько было в прошлом году», — сказал Бахтадзе.

Впрочем, он выразил уверенность в том, что «мы вернем туристический сектор на путь развития, и в ту траекторию, которая была у нас в результате проводимой политики». Премьер также проинформировал, что правительство считает необходимой поддержку малого и среднего бизнеса, занятого в туристической сфере, и для этого уже разработаны две программы. Какие именно — не уточняется.

Но факт остается фактом: из России по турпутевкам в Грузию не ездят, и это для туроператоров РФ пока остается «железным правилом». Так что можно считать, что россияне приезжают в страну в соответствии с советской терминологией — «дикарем». И чаще всего — на автомобиле: в международных аэропортах Тбилиси и Батуми отмечается почти 10-процентное снижение перевозок. А ведь в министерстве экономики прогнозировали их рост и тоже на 10%.

В какие страны «переметнулись» те, кто собирались в Грузию, но изменили свои планы? По данным из различных российских источников, от прекращения прямого авиасообщения выиграли соседние страны, не являющиеся традиционно туристическими — Армения и Азербайджан. В них рост приезжих из России составил около 10%. Выиграли также Краснодарский край, Крым, Кипр и Турция.

Но как чувствуют себя в Грузии россияне, не побоявшиеся приехать в эту «русофобскую» страну? Об этом можно судить, во-первых, по обращаемости россиян в правоохранительные органы — она нулевая. Во-вторых, по откликам, оставляемых ими на разных форумах: люди довольны. В-третьих, путем личного опроса: ответы восторженные.

Самое главное: россияне не чувствуют никакого притеснения по национальному признаку. Принимающая сторона крайне доброжелательна, старается создать максимальный комфорт, существенно скинула цены за проживание, задаривает вином и чачей, фруктами, так что «порожняком» домой никто не уезжает. Опустим традиционное — «очень красиво, очень вкусно, древнейшая история, самобытно» — и оставим удивительный факт: от Верхнего Ларса на грузино-российской границе машины с российскими номерами никто ни разу не остановил по дороге в Тбилиси, Батуми, Сигнахи или куда бы то ни было.

Власти РФ в июле заявили, что авиасообщение с Грузией будет возобновлено тогда, когда в этой стране обеспечат безопасность российских туристов. Она обеспечена, и вообще вряд ли находилась под реальной угрозой — разве что гипотетически. А самолеты все не летают. Ситуация 2016 года с Турцией была куда серьезнее, но «рассосалась», и быстро. А с Сакартвело дело, вероятно, сейчас в том, что Россия ждет от нее совсем другого.

Андрей Николаев


Ранее на тему Определены самые популярные зарубежные направления у россиян этим летом

В Грузии подсчитали «туристические» потери из-за России

Выросло число россиян, приезжающих в Грузию сухопутным путем