«Даже в советское время в такие обещания не верили»

Появление нового «майского указа» Путина вызвано тем, что в России так и не удалось создать образ будущего, полагает экономист Евгений Гонтмахер.


Новые поручения президента это как нагайка для правительства. © Фото из архива Е.Гонтмахера

Едва вступив в должность президента России на очередной срок, Владимир Путин подписал новый «майский указ» под названием «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», пестрящий амбициозными социально-экономическими задачами.

Этот документ продолжает линию предыдущих (2012 года) «майских указов» президента, с той только разницей, что правительству России, которое сейчас формируется, придется решать еще более сложные ребусы. В частности, в указе есть пункт, предписывающий в течение ближайших шести лет сократить уровень бедности в стране в два раза. Также там содержится требование об улучшении жилищных условий не менее пяти миллионов семей ежегодно. Не менее масштабен и пункт, требующий вхождения Российской Федерации «в число пяти крупнейших экономик мира».

О том, насколько реально достижение подобных целей в нынешних условиях, обозреватель «Росбалта» попросил рассказать главного научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгения Гонтмахера.

 — Как вы оцениваете новый «майский указ» Путина и поставленные в нем задачи?

 — Понимаете, если подходить к нему с экспертной точки зрения, то видишь, что к жизни это имеет очень небольшое отношение. Например, меня поразил пункт, касающийся демографии — обеспечить устойчивый прирост численности населения страны. Но у нас уже по 2017 году после двух предыдущих лет, когда имел место очень небольшой естественный прирост, снова естественная убыль. Все прогнозы демографов на обозримое будущее неблагоприятны. Там ведь ничего не поменяешь. Это как законы природы. У нас, например, уменьшается количество женщин детородного возраста, и так далее.

Все прогнозы говорят о том, что ближайшие лет десять нас ждет убыль населения. Она может немного смягчаться за счет миграции, но если та еще будет, если мигранты будут получать здесь гражданство и так далее. Но мы ведь говорим сейчас о естественном приросте — то есть о разнице между смертностью и рождаемостью — его просто по определению не будет. Что это? Подписывая такой указ, Путин надеется на то, что наши женщины начнут рожать по три-четыре ребенка? Это несерьезно.

— А как вам задачи, поставленные в экономическом блоке?

 — Там говорится о необходимости обеспечить темпы экономического роста выше среднемировых. Но среднемировой рост — это более трех процентов. То есть, видимо, надо обеспечить 4-5 процента роста. За счет чего? В указе есть отсылка к тому, что к октябрю будут разработаны очередные национальные проекты, но они все вероятно будут носить технологический характер. В нем не говорится ни об одной реформе, там нет ничего об уменьшении доли государства (в экономике), нет административной реформы, судебной…

Прогноз Минэкономики на текущий год — два процента роста, но думаю, будет еще меньше. Я это к тому, что если ко всему этому относиться строго экспертно, то там нечего анализировать.

— Для чего же тогда выпущен такой указ?

 — Это чисто политический документ. Все это, если помните, напоминает первомайские лозунги ЦК КПСС: «Крепить дело Коммунистической партии!», «Да здравствует солидарность с трудящимися всего мира!», и так далее.

Нынешний документ — это действительно повтор тех предыдущих «майских указов» 2012 года, которые, по словам самого Путина, еще не полностью выполнены. С одной стороны, это демонстрация того, как шикарно мы будем жить, когда бедность уменьшится в два раза. С другой, там ничего не написано, как определять ту же бедность. Там вообще много неопределенных формулировок, таких, например, как «обеспечение устойчивого роста реальных доходов граждан, а также роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции». Что это означает? Если «выше уровня инфляции», то насколько? Если инфляция пять процентов, а номинальные пенсии вырастут на пять с половиной, то реально они поднимутся на 0,1 процента. И все, задача президента выполнена?

Указ Путина — это некая картинка образа будущего, который у нас все так долго искали, но не очень понимаю, кого среди широких масс населения он может убедить. В принципе в такие обещания уже не верят. Даже в советское время в такие обещания не верили, они воспринимались как информационный шум.

Но для правительства это некая нагайка. Им как бы говорят: «Я понимаю, что эти задачи невыполнимы, но вы их решайте, хотя бы часть выполните, а я буду это политически оценивать. Если чего-то не выполните, скажу, что сложная внешнеполитическая ситуация была».

Но еще повторю, то, что написано в этом указе, не имеет никакого социально-экономического значения.

— Мне вообще не очень понятно, почему этот указ появился именно сейчас. Если бы он был обнародован перед выборами, тогда это выглядело бы логично. Но зачем делать чисто популистские заявления после победы?

 — Ну, организационно я это понимаю. Новое правительство получает направление своей деятельности. Это как бы предложение к нему: «Ребята, по каждому из этих пунктов сделайте соответствующий проект, который должен быть готов в октябре. И вот вам дорожная карта на ближайшие 4-5 лет». Другое дело, что содержательно это не так понятно.

Проблема в том, что Путин в своей предвыборной кампании не смог выдвинуть никаких идеологических схем или концептов. Поэтому сегодня все ограничивается тем, что правительству будет предписано ориентироваться на эти социально-ориентированные циферки. Но просто так эти проблемы не решаются — для этого нужно иметь идеологическую концепцию развития страны.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Опрос «Росбалта»: Правительство не «обогатит» россиян к 2024 году

Эксперт: Новая волна кризиса не даст реализовать очередные «майские указы»

Эксперт: Новый «майский указ» — популистское обещание чудес