Эволюция или смерть? Тревожный юбилей Пулковской обсерватории

«Астрономическая столица мира» превращается в рядовой музейно-парковый комплекс.


© Фото ИА «Росбалт», Дмитрий Глебов

В 2019 году исполняется 180 лет Главной астрономической обсерватории Российской академии наук. В ее истории были разные периоды. Современный многие называют одним из самых тревожных.

Защитники обсерватории регулярно выступают с заявлениями, что строительство жилья может навсегда поставить крест на наблюдениях, сотрудников увольняют, а само учреждение ждет судьба не самого посещаемого музейно-паркового комплекса.

В то время как представители учреждения утверждают, что, конечно, обсерватория меняется, но лишь для того, чтобы лучше соответствовать времени и современной науке.

«Росбалт» побеседовал с обеими сторонами, чтобы понять, что на самом деле происходит с Пулковской обсерваторией.

«Астрономическая столица мира»

Фото ИА «Росбалт», Дмитрий Глебов

Главная астрономическая обсерватория создана по указу Николая I. Он же присутствовал и на церемонии закладки учреждения 3 июля 1835 года. Открылась обсерватория спустя четыре года — 19 августа 1839 года. На церемонии присутствовали все астрономы страны, специально приглашенные в Петербург. Архитектором комплекса выступил заслуженный профессор архитектуры Императорской Академии художеств Александр Брюллов.

Первым директором обсерватории стал академик Василий Яковлевич Струве. Благодаря его управленческим и исследовательским талантам отечественная астрономия совершила прорыв уже в первые десятилетия своего существования. В это время стали издаваться высокоточные каталоги звезд, развернулись исследования по всем направлениям астрономии. Известный американский астроном Бенжамин Гулд назвал обсерваторию «астрономической столицей мира».

Достижения

Мировое признание Пулковская обсерватория приобрела благодаря выдающимся работам в различных областях астрономии и наблюдениям высокой точности. Методы астрономии совершенствовались здесь постоянно. Отмечается, что астрономическая школа обсерватории характеризовалась сочетанием «искусства наблюдения» с «наукой наблюдения».

Важные открытия были сделаны и в области астрофизики Аристархом Белопольским и его учениками: определение скорости вращения больших планет, экспериментальное подтверждение фрагментарности колец Сатурна, фундаментальные исследования звезд с переменными лучевыми скоростями, исследования дифференциального вращения Солнца и многое другое.

В советский период

Фото ИА «Росбалт», Дмитрий Глебов

В эпоху СССР обсерватория продолжала свое развитие. Появились новые филиалы и научные направления. В 1948 году рядом с Кисловодском была построена Горная астрономическая станция для наблюдений Солнца, создан Большой пулковский Радиотелескоп (он стал прообразом крупнейшего в мире радиотелескопа РАТАН-600), организовывались экспедиции в Чили, Боливию, Китай и другие страны. При участии специалистов учреждения создавались новые телескопы в других обсерваториях. Среди них Большой азимутальный телескоп БТА-6 м и РАТАН-600.

Телескопы, жилье и кладбище

Изначально обсерватория строилась вдали от Петербурга, поэтому при ней было создано и собственное хозяйство, включавшее огороды, жилье для сотрудников и кладбище. Последнее было особенно важно, потому что первый штат специалистов в основном состоял из немцев-лютеран, которых не могли хоронить на православных кладбищах.

По принципу «отдельного города» велось восстановление обсерватории и после Великой Отечественной войны.

«Но в настоящее время с развитием города и транспорта все это утратило свое значение. Сейчас такое большое хозяйство скорее обуза и нецелевое использование средств», — отметили в обсерватории.

«Планетоград»

В последние годы Пулковская обсерватория попадает в новости вовсе не из-за громких открытий. Главная причина — скандальный жилой комплекс «Планетоград», который строится вблизи от обсерватории.

По словам официальных представителей учреждения, жилой комплекс строится там, где уже более 30-ти лет ведется хозяйственная деятельность, в том числе и строительная. Например, там уже стоят жилые дома, рядом находился комплекс теплиц, которые освещались круглосуточно.

«Засветка уже была, начиная с конца 70-х годов прошлого века. Если бы вопрос о переносе и развитии наблюдательных программ на внешних площадках начали решать тогда, сейчас уже все было бы решено. Поэтому приходится заниматься проблемой перевода наблюдений», — отметили в обсерватории.

Также в учреждении считают, что в современных тенденциях наблюдения должны выполняться там, где это эффективнее и в научном плане, и в финансовом, а в больших городах надо располагать научные центры, используя современную инфраструктуру.

«Сейчас астроному не имеет смысла сидеть у телескопа — на современном уровне наблюдения ведутся дистанционно. Также необходимо заметить, что наблюдения — это только часть научной работы. В обсерватории также проводятся теоретические исследования, которые либо не требуют непосредственного проведения наблюдений, либо используют наблюдения других обсерваторий, которые имеют открытый доступ», — рассказали в обсерватории.

Рождение и смерть астроклиматической группы

Фото ИА «Росбалт», Дмитрий Глебов

Диаметрально противоположной точки зрения по поводу «Планетограда» придерживается координатор инициативной группы «Сохраним Пулковскую обсерваторию» Александр Шумилов.

Он объясняет, что история со строительством жилого комплекса вблизи Пулковской обсерватории началась давно. Например, директор Степанов еще в 2011 году начал давать некоторые разрешающие документы строителям. Никакого подтверждения безопасности работ для обсерватории не было, но бюрократический процесс пошел.

Сперва был утвержден проект планировки территории и «нарезана» земля. Потом был подготовлен проект зданий. В это время в обсерватории сменилось руководство. Вместо Степанова пришел Юрий Наговицын.

«Чтобы выяснить, насколько застройка вредна для обсерватории, он собрал астроклиматическую группу. Я участвовал в ее работе в качестве привлеченного специалиста по строительству. После того как были представлены результаты проверки, ученый совет признал „Планетоград“ крайне вредным для астроклимата по многим параметрам», — вспоминает Шумилов.

Юрий Наговицын объявил на пресс-конференции в феврале 2016 года, что «Планетоград» ни при каких условиях не может быть согласован Пулковской обсерваторией. Но еще через несколько месяцев директор обсерватории снова сменился. На выборах победил астрофизик Назар Ихсанов. После этого пошли разговоры о том, что стройка не так вредна и стоит пойти навстречу строителям.

«Кульминация наступила в октябре 2016 года, когда Назар Ихсанов в обход астроклиматической группы выдал согласование на первую очередь „Планетограда“. Строители тут же приступили к работам. Они получили разрешение на работы менее чем за месяц после их согласования Пулковской обсерваторией. Обычно этот процесс занимает значительно более продолжительное время. Это означает, что у них уже абсолютно все было готово, и руководство города было заинтересовано в этой стройке и уничтожении наблюдения обсерватории», — рассказывает Шумилов.

Работы велись сумасшедшими темпами, но, поскольку процедура согласования, созданная при Наговицыне, в тот момент еще действовала, разрешение на строительство было признано в суде незаконным.

«После этого директор Исханов поменял процедуру согласования перед новым 2018 годом. Он ликвидировал астроклиматическую группу и процесс прохождения решения через ученый совет и внес в устав новый орган — дирекцию. Этот орган и раньше упоминался в некоторых документах, но по факту никогда не работал. Теперь он существует и рассматривает все проекты застройки. Его заседания проходят в закрытом режиме, мы даже не знаем, какие проекты застройщики приносят на согласование», — отмечает Шумилов.

Сокращения

Другая причина, вызывающая недовольство у защитников обсерватории — сокращения сотрудников. В учреждении их объяснили оптимизацией работы и структуры обсерватории.

«Юридически сокращений не было. Были уволены сотрудники, у которых закончился срок договора и которые не удовлетворяли нас по уровню своей квалификации и компетенции. Прием на должности научных сотрудников у нас проходит по конкурсу, и, если кандидат не удовлетворяет требованиям, к конкурсу он не допускается», — рассказали «Росбалту».

В настоящий момент в обсерватории работает около 100 научных сотрудников и около 150 представителей инженерно-технического и административного персонала. Разница в пользу «не астрономов» объясняется тем, что необходимо ухаживать за зданиями, жилыми домами и большой парковой территорией.

«Сотрудников увольняют уже давно. Еще в 2017 году обсерватория лишилась половины молодых ученых. Их было 40, а стало 20. Вместе с ними уволили и меня. До этого я работал в обсерватории инженером в лаборатории астрометрии и звездной астрономии, также некоторое время возглавлял совет молодых ученых», — поясняет Шумилов.

По сведениям защитника обсерватории, состав научных работников за время хозяйствования Ихсанова уменьшился на треть. Причем это была треть не худших ученых. В первые же месяцы обсерваторию покинули два самых рейтинговых ученых. Через пару лет молодые и перспективные ученые потянулись на выход.

«Исханов активно взялся за научную политику и пытался переустроить обсерваторию по западно-европейскому образцу. Это означает, что в ней будут работать несколько высокорейтинговых и дорогостоящих ученых, сидящих в компактном офисе, а все остальное к ним прилагается. Многочисленного постоянного персонала быть не должно. Интересны только те научные направления, которые дают ощутимый выхлоп», — считает Шумилов.

Будущее обсерватории

Фото ИА «Росбалт», Дмитрий Глебов

По словам представителей учреждения, его ждет продолжение и развитие научной деятельности на современном уровне.

«Это значит, что в Санкт-Петербурге будет размещаться научный центр, а наблюдательные программы (если они необходимы) будут выполняться там, где их можно выполнять с максимальной эффективностью, то есть в местах, где возможны регулярные систематические качественные наблюдения и лучше автоматизированные. Это общемировая тенденция развития современной астрономии», — рассказали в обсерватории.

Александр Шумилов рисует более мрачную картину:

«Когда наблюдения станут неэффективными и прекратятся, музейно-парковый комплекс, в который превратится обсерватория, окажется рядовым. Уже существуют крупные парки Пушкина, Павловска, Гатчины, и они все финансируются из бюджета. Не думаю, что Пулковской обсерватории выделят такие же средства, а парк у нее гигантский. Сегодня, когда обсерватория — это все еще живое учреждение, парк местами выглядит неухоженным. После того как наблюдения прекратятся, ситуация ухудшится. Потому что содержать павильоны обсерватории в приличном состоянии дорого, а если нет наблюдений — то и бессмысленно».

Дмитрий Глебов


Ранее на тему В Петербурге прошел пикет в защиту Пулковской обсерватории

Смольный вновь пообещал сократить застройку возле Пулковской обсерватории в пять раз

Следователи подключатся к истории вокруг застройки Пулковской обсерватории