«Авторитет» — экс-замминистра: «Вилкой глаз выколю»

Костя Большой мог бы полностью выйти из «тени», как это сделали многие представители криминального мира 1990-х годов, если бы не страсть убивать лично.


© СС0 Public Domain

Миллионер и одновременно лидер самой кровавой ОПГ Константин Пискарев (Костя Большой) намерен биться в суде, отрицая свою причастность к какому-либо из убийств. Однако в душе он уже смирился со своей дальнейшей судьбой. В материалах дела зафиксировано, что вскоре после ареста мафиози передал жене из камеры послание следующего содержания: «Пусть свою жизнь выстраивает, как хочет, я здесь уже навсегда!» При этом большинство убийств было раскрыто благодаря показаниям боевиков Кости Большого. Они же указали места, где закопаны тела.

На многочисленные упреки босса в предательстве члены его команды оправдывались: «А что мы, вот „ореховские“ до сих пор рассказывают друг на друга». Дело в том, что у истоков появления на свет группировки Пискарева стояли бывшие бригадиры «ореховской» ОПГ и данная группировка всегда была идеалом для членов банды Кости. Помимо убийств бандиты еще подробно описывали, как их босс получал гигантские суммы. Вот какие показания дал об этом Сергей Безруков: «Мы со Столяровым и Сарьяном ездили в офисы, находившиеся в районе Таганки и Бульварного кольца. Из этих офисов нам выносили пакеты с наличными денежными средствами, по нескольку миллионов рублей, которые мы перевозили в яхтк-клуб „Буревестник“ и отдавали Пискареву». Другие гангстеры из ОПГ ездили по множеству других подобных офисов фирм, «крышуемых» Пискаревым в Москве и Подмосковье. В месяц получалась огромная «куча» денег — в прямом и переносном смысле.

Одновременно Костя Большой вел работу по легализации, напрямую или через доверенных лиц, становился учредителем компаний. Причем весьма крупных. И, наверное, Пискарев, как и отдельные представители криминального мира из 1990-х годов, полностью бы вышел из «тени», мог даже стать депутатом, если бы не страсть лично устранять всех, кто стоял у него на пути. Эту страсть он перенес и в большой бизнес. «Росбалт» продолжает рассказывать о кровавом жизненном пути Кости Большого.

В начале 2000-х годов у Пискарева появился новый приятель — выходец из СССР, гражданин США Майкл Гиссин. Он имел множество знакомых среди представителей крупного бизнеса, чиновников, правда все его проекты больше напоминали аферы. Что вполне устраивало Костю Большого. В 2002 году эта парочка стала активно продвигать в России интересы гражданина Чехии Зденека Хоффмана. У себя на Родине он обзавелся завещанием (позднее было установлено, что оно поддельное) о том, что получил все права на производство знаменитой «Бехеровки».

Гиссин, Пискарев и Хоффман создали в РФ ЗАО «Бехер» и попытались на основании завещания зарегистрировать на свою фирму в Роспатенте торговую марку «Бехеровка». Но неудачно. Они стали искать специалиста по подобным проблемам с международным опытом и выяснили, что в России такой всего один. Это Владимир Постышев, занимавший ранее должности замминистра юстиции и первого заместителя руководителя Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению. А потом он возглавил АНО «НИИ Правовой политики» при Минюсте. Постышев взялся за работу, АНО подписало соответствующий договор с ЗАО «Бехер». Вскоре бывший замминистра сумел через суд добиться, чтобы Роспатент зарегистрировал за ЗАО «Бехер» все права в РФ на торговую марку «Бехеровка».

Пискарев с компаньонами начали выпускать одноименный ликер и одновременно обложили исками поставщика оригинальной «Бехеровки» в Россию — «Перно Рикар Рус» («дочка» Pernod Ricard). В результате ввозимую в страну продукцию стали задерживать и изымать на границе — как нарушающую исключительные права ЗАО «Бехер». На счетах «Перно Рикар Рус» были заморожены $300 тыс. Костя Большой с приятелями нарадоваться не могли на Постышева, просили его развивать юридическое «наступление» и даже организовать регистрацию исключительных прав за «Бехер» в Чехии.

Согласно показаниям свидетелей, Постышев отличался весьма несдержанным поведением, увлекался спиртным и был высокого мнения о себе. Как-то Пискарев отправил ему представителя «Бехер» для обсуждения дальнейшей «войны» за «Бехеровку». На встречу бывший замминистра пришел нетрезвым, сказал, что хочет больше денег за свою работу и долю в «Бехере», иначе пригрозил «сойтись с французами» и повернуть всю ситуацию против структуры Пискарева. Последнему передали все это, а позже привезли в ресторан «Щит и меч» для разбирательств самого Постышева. Тот повторил свои условия и получил от Кости Большого недвусмысленный ответ: «Пойдешь к французам — я тебе глаз вилкой выколю».

Вскоре Постышев провел переговоры с «Перно Рикар Рус». Однако быстро быстро понял свою ошибку и попытался донести до Пискарева, что не собирается сотрудничать с французами. Но было поздно. Члены банды Александров и Мишин прибыли к дому на улице Добролюбова в Москве рано утром 6 июня 2003 года. Они дождались, когда Постышев выйдет из подъезда, подошли к нему и потребовали проехать с ними. Бывший замминистра отказался, тогда его под угрозой пистолета отвезли в лес в Мытищинском районе, где уже был Костя Большой. Увидев знакомое лицо, Постышев обрадовался: «Что же вы сразу не сказали, что к Пискареву. Я бы поехал…» Но радость была недолгой. Костя отвел жертву в лес, что-то говоря по пути, ударил в лицо, а потом стал душить своей удавкой. Она порвалась. Тогда он заставил снять ремень Александрова и им закончил начатое преступление. Тело закопали в лесу.

Расправляясь с неугодными в бизнесе, Костя Большой не забывал наводить страх среди участников собственной ОПГ. С подачи Мишина членом банды стал его приятель Алексей Макаров. Это был опытный гангстер, ранее являлся участником двух мощных столичных группировок. С его появлением в банде Пискарева у штатных киллеров работы убавилось. Обвиняемые дают показания, что Макаров был очень умен, обдумывал каждую ситуацию, у него был хорошо подвешен язык, он мог «уболтать» любого оппонента. Благодаря его усилиям ряд конфликтных ситуаций закончился без кровопролития. А у самого Кости Большого Макаров вызывал раздражение. Он требовал, чтобы участники банды слепо выполняли любые его приказы, а не размышляли. Тем более, что формально Макаров входил в бригаду Мишина, но со всеми важными вопросами напрямую шел к Пискареву. Последний счел это нарушением субординации.   

Двадцать первого октября 2003 года, когда Макаров приехал в яхт-клуб, его попросили съездить осмотреть некий земельный участок в Мытищинском районе. В условленном месте оказалась вся «верхушка» ОПГ и Мишин. Пискарев заявил, что ему надоели сложные отношения Мишина и Макарова, протянул последнему пистолет и предложил застрелить бригадира. Макаров отказался. «Ну, вперед, выясняйте отношения друг с другом. Из леса выйдет только один из вас», — бросил Костя Большой. Два бывших приятеля начали спорить друг с другом. Тут неожиданно Пискарев выхватил пистолет и выстрелил Макарову в лоб. После этого он повернулся к Мишину и протянул оружие со словами: «Не повторяй его ошибок, если дают пистолет — бери и стреляй». Мишин взял пистолет у босса и выпустил в тело Макарова почти всю обойму. Труп закопали.

Константин Пискарев находился в постоянном поиске возможностей «войти» в тот или иной прибыльный бизнес. И в этом ему активно помогал Майкл Гиссин. Так, в 2003 году он познакомил Костю Большого с владельцем компаний «Фаворит» и «Санд Интернешенл» Сергеем Савченко. Последний был в хороших отношениях с тогдашним главой ГТК «Россия» УДП Владимиром Качновым. Вместе они развивали и бизнес. «Россия» распродавала самолеты, которые признали устаревшими. А продавались они как раз через структуры Савченко. Покупателями самолетов выступали и губернаторы, и крупные бизнесмены.

В 2003 году желание приобрести за $1 млн списанный Як-40 высказал директор компании «Русагрокапитал» Алексей Кобцев. Сделке мешало то, что у самолета необходимо было восстановить двигатель, а это стоило $100 тыс. Такой суммы у Савченко не было. И тогда Гиссин познакомил бизнесмена с Пискаревым —  как с человеком, у которого можно быстро занять деньги. В том же ресторане «Щит и меч» был оформлен договор займа под проценты. Но вскоре выяснилось, что Костю Большого роль «процентщика» не устраивает. Он связался с Савченко и заявил, что хотел бы получить процент от сделки по продаже Як-40. Да и вообще планировал иметь долю со всего бизнеса на реализации самолетов. Поняв, что ему сложившаяся ситуация ничем хорошим не грозит, Савченко перезанял деньги и отдал Пискареву долг с процентами. Но тот уже затаил обиду.

Первого декабря 2003 года состоялась сделка по продаже Як-40, а утром следующего дня Савченко поехал в кафе «Ананас». Выйдя из заведения, он сел в Mercedes, за рулем которого был его водитель Петров. В этот момент к машине подошел высокий человек в темной маске, с пистолетом в руке. Шофер попытался уехать, зазвучали выстрелы. Савченко крикнул: «Это пришли за мной, выпрыгивай!» Петров стал выскакивать из машины, киллер сосредоточил внимание на нем и выпустил три пули. Потом он вновь направил пистолет в сторону Савченко, но тот уже лег на пол. Выпустив все оставшиеся пули в Mercedes, преступник злобно выкрикнул: «Сука, не хватило!» После этого он запрыгнул в «Жигули», за рулем которого тоже сидел человек в маске, машина скрылась. Савченко и Петров получили тяжелые ранения, но выжили. Уже спустя 15 лет выяснилось, что стрелком был лично Костя Большой.

Продолжение следует.

Александр Горячев